Новицкая Маргарита Сергеевна Психолог, Юнгианский аналитик

Страх и вина как психологические блоки при бесплодии и невынашивании.

Мой блог / Просмотр публикации

 

Страх и вина могут выступать как бессознательные психологические блоки при бесплодии и невынашивании.

Чаще всего это страх или вина, которые глубоко спрятались в слоях памяти и не показываются. То есть на самом деле женщина может об этом своём страхе даже не знать, что совершенно не мешает ему делать свою чёрную работу на уровне бессознательного.

Страх в основе может нести смысл про то, что с наступлением беременности и рождением ребёнка может произойти нечто плохое, ужасное, от чего будет очень больно. И тогда формируется защита от этого болезненного и ужасного. Защита, которая не даёт состояться зачатию или вынашиванию.

Источником формирования таких страхов обычно бывают события в жизни женщины, которые были как-то связаны с темой материнства и деторождения и при этом носили драматический или даже трагический характер.

Это могут быть, в первую очередь, потери детей, как рождённых, так и на этапе беременности либо в родах. И это могут быть как собственные потери, так и потери у родной мамы, произошедшие на глазах (в фигуральном смысле) у дочери.

Бессознательная вина, ассоциативно связанная с темой материнства, может возникать, если произошли драматические события, причинившие вред какому-то ребёнку или угрожавшие таким вредом, и в памяти женщины закрепилось, что это было из-за неё, её действий или даже мыслей.

Для иллюстрации я хотела бы предложить несколько сюжетов.

Сюжет 1. Когда Н. была маленькой (дошкольный возраст), её мама забеременела. Н. хорошо помнит мамин животик и разговоры о том, кого бы она хотела, сестру или братика. А потом маму положили в больницу. Из больницы она вернулась без животика и без ребёнка. Случилась трагедия, малыш не выжил. Н. никто ничего не объяснял. Всё, что она запомнила - это чувство гнетущий черноты, слёз и маминой отчуждённости, свою растерянность и страх, что кто-то умрёт, или мама, или она сама. Когда Н. выросла, до 28 лет она была убеждённой чайлдфри (как вы понимаете, неспроста). Затем встретила хорошего мужчину, и изменила свои взгляды, решив стать мамой. Но беременность не наступала при относительно нормальных показателях здоровья.

После почти 2х лет безуспешных попыток Н. пришла ко мне. Постепенно в анализе мы вышли вот на это событие маминой потери, и на тяжёлый, подавленный травматический комплекс чувств и переживаний Н., который тогда возник, капсулировался в психике и сформировал неосознаваемый страх беременности как защиту от возможного повторения подобного и столкновения с невыносимыми переживаниями ужаса и боли.

Сюжет 2.  И. никогда не сталкивалась с какими-либо трагическими событиями, связанными с темой деторождения. Её первая беременность наступила достаточно легко и быстро, но по непонятным причинам замерла на сроке около 8 недель. Это стало шоком для И. Она погрузилась в депрессию, ощущала, что она какая-то дефектная, «плохая». Следующая беременность наступила через несколько месяцев после потери первой. Увидев две полоски на тесте, И. испытала в первую очередь страх – а вдруг снова не получится? В последующие 2 недели на фоне этого страха у И. развилась стойкая бессонница, нарушился аппетит, начали беспокоить приступы сердцебиения и нехватки воздуха (панические атаки). Вторую беременность выносить этот панический страх тоже не дал. После двух потерь И. пришла ко мне.

 Сюжет 3.  А. в 11 классе влюбилась в парня на пару лет старше. С ним случился и первый сексуальный опыт. Мама А. отреагировала на это негативно, пугала беременностью, говорила: «Принесёшь в подоле – убью обоих». В дополнение к угрозам мать тщательно контролировала жизнь А., заставляла каждый месяц предъявлять доказательства, что месячные идут, и значит, А. не беременна. Прошли годы, А. давно замужем, мамы уже не стало, а слово «беременность» до сих пор звучит в голове угрожающим маминым голосом, вселяющим ужас, чувство унижения и чего-то низменного, постыдного. У А. есть ряд гинекологических диагнозов, которые являются «мерцающими», т.е. то выявляются, то не выявляются. То здорова, то больна. Ко мне попала по направлению лечащего гинеколога в связи с очевидным для врача психосоматическим компонентом состояния.

 Сюжет 4. С. училась в начальной школе, когда мама забеременела. Срок был совсем небольшим, вокруг мамы ходили на цыпочках, т.к. эта беременность долго не получалась, а здоровье у мамы было очень хрупкое. Однажды в школе С. подралась с девочкой, и маму вызвали в школу, после чего у неё случилась истерика как реакция на скандал и нападки учителей и родителей второй девочки. В ночь после этой истерики маму увезли в больницу. Как узнала С., случился выкидыш. Прошли годы, С. выросла. Её первая и вторая беременности окончились выкидышем, она обратилась ко мне. В процессе анализа «вспомнила» смутное ощущение из детства – испугавшую её догадку, что мама потеряла ребёнка из-за неё. Чувство вины было вытеснено, подавлено, как невыносимое, оно закапсулировалось, сформировав внутренний самозапрет на материнство.

 

Эти истории – собирательные образы, результат художественной переработки опыта моей практики психолога в работе с проблемами бесплодия и невынашивания. Они наглядны, но не передадут и сотой доли многообразия самых причудливых историй, как из обычных житейских событий на бессознательном уровне рождаются грозные психологические блоки, незримо мешающих цели стать матерью.

С бессознательными страхами любой природы будем работать с участницами моего онлайн-курса "Колыбель для мамы". Если эта тема актуальная для вас, буду рада вам на курсе. Программа и регистрация по ссылке. 

Чтобы записаться ко мне на индивидуальную консультацию, запишитесь по телефону или сообщением в соцсетях в разделе Контакты.

 

Ваша Маргарита Новицкая, перинатальный психолог, глубинный аналитик.

Комментарии
Сироткина Наталья Сергеевна
Маргарита Сергеевна! Спасибо, что делитесь этими историями!
№1 | 1 июня 2019
Цыбина Наталья Алексеевна
Спасибо за то, что поделились своим опытом.
№2 | 1 июня 2019
[ добавить комментарий ]